style="display:inline-block;width:728px;height:90px"
data-ad-client="ca-pub-3224374060986696"
data-ad-slot="3414016198">

Ошибка в тексте?

Система Orphus

style="display:inline-block;width:728px;height:90px"
data-ad-client="ca-pub-3224374060986696"
data-ad-slot="3414016198">

Главная

Башкирская сказка «Заятуляк и Зыухылу»

Версия для печатиВерсия для печати

 

Много-много лет тому назад между озером Асылыкуль и рекой Дёма жил хан по имени Самар, и слава о его могуществе и богатстве разнеслась далеко. Самар-хан любил всякие развлечения, охоту на птиц и диких зверей. Были у него две жены. От первой родилось шестеро сыновей, а от второй, молодой жены родился один очень красивый сын с лицом, излучающим свет, и назвали его Заятуляком. Заятуляк был не только красивым, но с детства отличался большой силой. Если во время игры начиналась драка, то он избивал всех своих сверстников.

Вот подросли дети, окрепли немного. Однажды Самар-хан вызвал сыновей в свою двенадцатикрылую белую юрту и сказал так:

– Дети мои, вы уже немного окрепли. Настало время вам из лука стрелять, верхом на коне скакать, ловчих птиц на дичь выпускать, свое умение показать. Сейчас же идите и выберите себе коней в табунах. Пусть каждый из вас погремит уздой, и, какой конь повернет к нему голову, того и возьмет. Пусть каждый из вас семерых возьмет себе ловчую птицу, чтобы выпускать ее на дичь. Всех, кого на охоте поймают ваши птицы, принесите мне!

Подошли семь сыновей Самар-хана к табуну и один за другим стали позвякивать уздечками. К шестерым сыновьям, родившимся от старшей жены, повернули головы шесть горячих дунанов. А когда позвенел уздечкой Заятуляк, то к нему повернулся серый дунан, еще не успевший полностью облинять. Когда выбирали ловчих птиц для охоты, шестерым братьям достались: кому беркут, кому сокол, кому ястреб, а Заятуляку завистливые братья сказали:

– Тебе и это годится,– и дали ему белую сову.

Семеро сыновей Самар-хана, сев верхом на семь коней, которые на них обернулись, взяв ловчих птиц и посадив их на луку седла, отправились на охоту. Заятуляк только сел на облезлого дунана, как тот сразу же превратился в серого тулпара. Когда увидели это старшие братья, их одолела зависть. Доехали охотники до широкого луга и увидели: с ближнего озера стаями поднимаются вспугнутые ими журавли, дикие гуси и утки. Шестеро братьев одновременно выпустили своих беркутов, ястребов и соколов. Но ни одна из их птиц не смогла поймать журавлей и гусей, а, полетав низко над землей, одна с мышью, другая с сусликом в клюве сели на луки седел своих хозяев. Смотрят: птицы, которых они выбрали, приняв за беркута, сокола и ястреба, оказались или совой, или сарычем, или лунем. Поняв свою ошибку, шестеро братьев устыдились.

Заятуляк выпустил свою птицу – белую сову, которую дали ему братья. Взвилась его птица в небо стрелой и стремительно, как молния, стала сбивать журавлей, гусей и уток. И так вот:

  

  
Шесть сыновей Самар-хана
Мышей, сусликов поймали,
Сын же по имени Заятуляк
Гогочущих гусей поймал
Курлычущих журавлей поймал
Лопочущих перепелок поймал.

  

  

То, что сова Заятуляка оказалась соколом и сбила много птиц, вызвало гнев и зависть у братьев. Заятуляк с богатой добычей вернулся с охоты. Приехавшие с охоты шестеро братьев, сгорая от стыда, положили перед отцом пойманных ими мышей и сусликов. Увидев это,Самар-хан от гнева нахмурился. А когда Заятуляк выложил своих журавлей и гусей, лицо у хана просветлело. От радости он подарил Заятуляку пояс, украшенный драгоценными камнями. А шестеро других сыновей были посрамлены.

На другой день семеро братьев снова отправились на охоту. На этот раз они решили выпустить ловчих птиц на диких зверей. Стали охотиться по берегам озер и рек. Увидев лисиц и волков, все семеро братьев выпустили своих птиц.

  

  
Шесть сыновей Самар-хана
Шесть мышей поймали,
Сын же по имени Заятуляк
Волка с кровавой пастью поймал
Косолапого, неуклюжего
Бурого медведя поймал
Бегающую вдоль озера
Нарядную, словно красавица,
Лису с родинкой на ухе поймал.

  

Охота Заятуляка оказалась удачной, а его братья снова потерпели неудачу. На этот раз Самар-хан в подарок за привезенных зверей дал Заятуляку лук со стрелами. Шестеро сыновей хана снова были посрамлены, а Заятуляк прославился.

Самар-хан, чтобы еще раз испытать сыновей, послал их на скачки.

Собираются братья Заятуляка и советуются между собой.

– Во время скачек мы сделаем вид, что остановились на отдых, а сами вобьем гвозди в копыта его серого тулпара. Если захромает его конь и отстанет, то Заятуляк будет посрамлен, расстанется с добрым именем своим,– решили они.

На второй день сыновья Самар-хана выехали на скачки. Проскакав полпути, самый старший из братьев сказал:

– Давайте остановимся, отдохнем немного, потом продолжим скачки!

Все согласились и, отпустив коней, прилегли отдохнуть. Только задремал Заятуляк, как двое старших братьев вбили в копыта серого тулпара железные гвозди. Немного отдохнув, братья проворно сели на коней и продолжили скачки. Заятуляк же отстал на своем захромавшем тулпаре. Тут тулпар заговорил человеческим голосом и сказал егету так:

– Стань твердо на стременах и изо всех сил ударь меня плетью справа и слева так, чтобы кровь брызнула.

Как только ударил его Заятуляк справа и слева, брызнула кровь, и тут же из копыт коня со звоном посыпались железные гвозди. Серый тулпар, расправив крылья, полетел вперед, словно стрела. Обогнав шестерых братьев, ускакавших далеко вперед, Заятуляк первым пришел. Не сумев на своих хваленых аргамаках обогнать неприметного дунана Заятуляка, шестеро братьев и на этот раз были посрамлены. Победив их, Заятуляк получил имя батыра.

Собрались завистливые братья на тайный сговор:

– Надо нам как-нибудь избавиться от Заятуляка. Пока он не умрет, нам ни славы, ни покоя не видать! Убьем его этой ночью!

Но не сбылся их коварный замысел. Серый тулпар заговорил человеческим языком и предупредил Заятуляка:

– Братья замышляют убить тебя этой ночью. Когда наступят сумерки, я подойду к твоей кибитке. Ударишь меня разок плетью по бокам, и мы скроемся из их глаз.

Когда стемнело, шестеро братьев подкрались к кибитке Заятуляка. Заятуляк тут же мигом вскочил на серого тулпара и ускакал с яйляу. Братья погнались было за ним, но не догнали серого тулпара, отстали.

Мчался так Заятуляк и очутился возле озера Асылыкуль. Он остановился у горы Карагас, отпустил серого тулпара пастись, а белого сокола оставил сидеть на луке седла. Сам же, стоя на берегу, долго смотрел, изумленный, на красоту озера, которое сверкало в темноте ночи. Тут он заметил на берегу у воды отблеск каких-то лучей. Удивился Заятуляк и стал осторожно приближаться к тому месту, где сверкали лучи. И что же он видит: на берегу, на плоском камне, сидит водяная девушка и, распустив косы, расчесывает золотым гребнем черные волосы длиною в шестьдесят коласов. Свет над Асылыкулем исходил, оказывается, от той прекрасной девушки, которая вышла из воды и прихорашивалась. Изумленный красотой девушки, долго стоял егет и не мог прийти в себя. Потом он тихонько подкрался к девушке и неожиданно схватил ее за мягкие, словно шелк, черные волосы длиною в шестьдесят коласов. Как ни старалась водяная девушка вырваться, егет не отпускал ее. Когда девушка, почувствовав его силу, поняла, что ей не уйти, она взмолилась:

– Сын земли, прошу, отпусти меня! Я – дочь озера. Если лишишь меня воды, то погубишь. Тогда и сам погибнешь!

Сколько ни молила она, не отпустил Заятуляк водяную девушку. Полюбилась егету девушка, и сказал он ей так:

  

  
– Всю ночь, держа по звездам путь,
Я без отдыха скакал, красавица;
Не знаю имени твоего и страны –
Назови же мне их, красавица!
Вместе мы будем жить,
Вместе семью создадим.

  

  

Ответила девушка:

  

  
– Успокойся, красивый егет,
Имя мое – Хыухылу,
Ты не добивайся меня,
Егет, не могу быть ровней тебе.
Я создана из лучей,
Не глумись надо мной, заставив
По земле ходить,
Не будет равной сыну земли
Девушка, созданная из лучей.
Егет, не уговаривай меня,
Отпусти меня, сын земли,
Если узнает отец, на тебя пойдет войной,
На голову твою падет беда,

  

И все же Заятуляк не отпустил ее. Тогда Хыухылу попыталась его запугать:

  

  
– Заятуляк, егет молодой,
По молодости своей
Дочь озера считая красавицей,
Погибнешь ты в воде.
Тулпара, на котором сидишь,–
И его лишишься ты.
Белого сокола – бедняги своего –
И его лишишься ты.

  

Заятуляк сказал:

  

  
– С полуслова понимает сокол меня :
Перепелку с вытянутой шеей поймал,
Журавля с длинной шеей поймал,
Самую быструю из птиц – чирка –
И ту, не взмахнув даже крылом, настиг.
Лису с родинкой на ухе поймал,
Волка с кровавой пастью поймал.
От своего белого сокола откажусь,
Под воду я опущусь,
Буду там вместе с тобой!
От того, кто ветра быстрей,
Кто предупреждает все желания мои,
Кто на скачках непобедим,–
От серого тулпара откажусь,
Под воду я опущусь,
Буду там вместе с тобой!

  

  

Не согласилась Хыухылу с тем, что он предложил, и попыталась все же избавиться от егета:

  

  
– О Туляк ты мой, Туляк,
Вот тебе мои дары:
Золотой гребень, золотая косоплетка –
Отдаю их тебе.
Я не стану твоей,
Ты не станешь моим,
Не надейся, мой Туляк,
Захлебнешься под водой.

  

Отказался от даров Заятуляк. Он сказал Хыухылу:

  

  
– Отрекусь от матери своей,
Которая девять месяцев носила меня,
Сгибаясь под тяжестью,
Недосыпая ночей,
Вскормившей меня своим молоком.
Пусть погибну под водой,
Только позволь мне быть с тобой!
Отрекусь от отца своего,
Чья борода надвое расчесана ,
Под воду я опущусь,
Умру ради тебя!

  

Только после этого Хыухылу смягчилась немного и сказала:

– Егет, сожми губы, закрой глаза и крепко держись за мои волосы, нырнем в воду!

Так они вдвоем нырнули в озеро.

Спустившись на дно озера Асылыкуль и открыв глаза, Заятуляк увидел совсем иной, таинственный мир. На просторных лугах пасутся бесчисленные стада, в журчащих речках золотые рыбы играют, а в глубоких озерах – утки, лебеди, дикие гуси. Хыухылу ввела Заятуляка в белую войлочную юрту, стоявшую посреди луга, и сказала:

– Егет мой, ты добился своего: отныне я твоя, а ты – мой!

– А не будет ли против твой отец? – спросил Заятуляк.

Пока они так разговаривали, к юрте подъехал на черном коне, одетый во все черное, с черным соколом на луке седла отец Хыухылу. Хыухылу быстро спрятала Заятуляка. Отец вошел в юрту и спросил:

– Человечий дух стоит. Кто здесь?

– Сам выходишь на поверхность земли, приносишь с собой человечий дух, а с меня спрос!– сказала на это Хыухылу.

Долгое время Хыухылу держала у себя Заятуляка, не показывая его ни матери, ни отцу. Но однажды отец узнал, что в юрте Хыухылу находится Заятуляк,– и тайна раскрылась. Хыухылу должна была рассказать правду. Она не скрыла своей любви к сыну земли и того, что хочет вместе с ним жить. Услыхав это, падишах озера Асылыкуль разгневался – вода в озере забурлила и, выйдя из берегов, затопила окрестные луга.

Хыухылу познакомила Заятуляка со своим отцом. Когда увидел красивого егета богатырского сложения, светлоликого, падишах озера Асылыкуль отошел, гнев его утих.

– Ну что же, дочь моя! Видно, тебе суждено выйти замуж за сын земли. Я согласен. Пусть Заятуляк счастливо живет с тобой. А если по земле загрустите, вас ждет беда. Если оставите подводный мир и выйдете на землю, то погибнете оба,– сказал.

Несмотря на то что Заятуляк жил на дне озера Асылыкуль в счастье и довольстве со своей любимой Хыухылу, которой не было равной по красоте, но затосковал он по родной земле, по земной жизни. От тоски пожелтело его лицо.

– Заятуляк, что случилось с тобой? Почему ты загрустил? – спросила Хыухылу.

– Соскучился по родной земле, потому и грущу,– ответил Заятуляк.

Чтобы хоть немного утешить своего мужа, Хыухылу попыталась развеять его тоску. Она дала Заятуляку маленькое зеркальце, чтобы он смотрел в него, когда ему будет особенно грустно, чтобы он успокаивался, видя в зеркале родные края. Вот посмотрел Заятуляк в зеркало и увидел поверхность земли, своего серого тулпара, стоящего на горе Карагас, возвышающейся у южного берега озера Асылыкуль, и с нетерпением ожидающего своего хозяина. На луке его седла, пригорюнившись, сидел белый сокол. Серый тулпар объел всю траву, которая росла на вершине горы Карагас, и совсем ее оголил. Серый тулпар и белый сокол не сводили глаз с того места, где Заятуляк нырнул в озеро, и все ждали когда он появится. Увидев это, Заятуляк опечалился, из глаз его покатились крупные слезы. Тоска его стала еще сильней.

Отец и мать Хыухылу призадумались, видя, как печален их зять.

Однажды водяной падишах спросил Заятуляка:

– Зять мой, есть ли у тебя свои воды и земли?

– Родная земля моя – гора Балкан; вода, которую я пил,– из реки Дёма. Балкану и Дёме подвластны многие другие земли и воды. Вот по той земле я и тоскую,– сказал Заятуляк.

– Хорошо,– сказал водяной падишах.– К утру гора Балкан будет возле твоей юрты.

Водяной падишах приказал джиннам перенести за ночь гору Балкан и поставить против белой юрты. Джинны, не найдя горы Балкан, обхватили железным обручем другую гору и притащили ее.

Вышел Заятуляк наутро из юрты и увидел высокую гору. Но только эта гора, перенесенная джиннами и пяриями подводного мира , не могла развеять тоску егета по родной стране. Приглядевшись, он заметил, что вместо горы Балкан притащили они совсем другую гору. Давая понять, что это не гора Балкан, он сказал:

  

  
– Вы перепутали гору с горой,
Железным обручем обхватив,
Эту гору притащили,
Но это не гора Балкан.
Гора Балкан высока,
На склонах ее водится дичь.
Словно колышки, вбитые в землю,
На горе Балкан суслики сидят;
Шустроглазых, чьи уши врозь,
Много волков на горе Балкан;
Косолапых, неуклюжих
Медведей много на горе Балкан;
Много степных лисиц на горе Балкан,
Которые рыщут, поглядывая вокруг,
Нарядных, словно девушки,
Лисиц много на горе Балкан;
Много места для гнездовий –
Много птиц на горе Балкан;
Словно ремней, маслом смазанных,
Много змей на горе Балкан;
Словно расстеленный бархат,
Лесов много на горе Балкан.
Перепутав гору с горой,
Железным обручем обхватив,
Хоть и перенесли вы её сюда,–
Это не моя гора Балкан.

  

Видя, как тоскует Заятуляк, водяной падишах сказал ему:

– Заятуляк, ты – сын земли и не сможешь прожить без земли. С сегодняшнего дня ты свободен, не стану силой тебя удерживать здесь. Отправляйтесь на гору Балкан и живите там . Хыухылу поедет с тобой: не муж ходит за женой, а жена за мужем. Возьми из табуна тулпара Акбуза. Я дам тебе скот, чтобы ты наладил хозяйство. Выходя из озера, не оглядывайся, пока не достигнешь горы Балкан!

Заятуляк сел верхом па тулпара Акбузата, впереди себя посадил Хыухылу, и, попрощавшись с водяным падишахом, они стали выбираться из озера в направлении горы Балкан. Слышит Заятуляк, как за его спиной, вспенивая бурлящее озеро, выходят из воды лошади, кричат жеребята, ржут жеребцы-вожаки, от стука их копыт дрожит земля. Не выдержав, он оглянулся назад и увидел, как из воды выходят косяки сильных лошадей . А как только Заятуляк оглянулся, те из лошадей, что не ступили еще на берег, тут же нырнули обратно в озеро, а те, что уже ступили на землю, последовали за тулпаром Акбузатом. Заятуляк и Хыухылу прихватили с собой и серого тулпара, похудевшего в ожидании хозяина, и белого сокола. Стали они жить на горе Балкан. Заятуляк ходил на охоту, играл на курае:

  

  
С правой стороны, для опоры,
Есть у меня гора Балкан;
С левой стороны, для опоры,
Есть у меня моя красавица Хыухылу –

  

  

так пел Заятуляк. Но им не суждено было долго жить вместе.

Однажды чуткая Хыухылу услыхала, как со стороны реки Дёмы раздался топот копыт. Зоркие ее глаза различили поднявшуюся к небу пыль.

– Это твои сородичи скачут, поднимая пыль. Сердце мое охватил страх; неспроста, видно, едут сюда,– сказала она.

– Пусть едут. Живым я им не дамся. Выйду на битву против них! – ответил Заятуляк и стал готовить лук и стрелы. Хыухылу сказала:

– Заятуляк, не проливай кровь своих сородичей. Может быть, они едут с какой-нибудь важной вестью? Выслушай сначала, что они скажут. Если увезут тебя силой, то через сорок дней придешь на это место, я буду ждать тебя. Я не проживу больше сорока дней без озера Асылыкуль и без тебя. А пока я спрячусь, чтобы не видели меня всадники.

Заятуляк послушался совета жены.

Прошло немного времени, и конные войска Самар-хана достигли горы Балкан. Глава войска, подъехав к Заятуляку, сказал:

– Прошлой ночью отец твой Самар-хан умер. Шестеро твоих братьев, борясь за ханский престол, воюют между собой. В стране нет мира. Народ хочет, чтобы ты стал ханом. Просим тебя, не отказывайся. Мы приехали за тобой.

Заятуляк подумал: «Я успею забрать Хыухылу еще до того, как пройдет сорок дней» – и, поведя за собой войска, направился в родное яй-ляу. Сородичи встретили его с большим почетом, посадили на ханский престол. Шестеро же его братьев перебили друг друга.

Заятуляк установил в стране мир, совещался со своими сородичами, собирая биев и аксакалов, держал с ними совет, принимал послов. Восхождение на престол молодого хана превратилось в большой праздник. Несколько дней подряд длилось празднество. Устроили борьбу батыров на майдане, конные скачки, соревнования стрелков из лука, состязание сэсэнов, певцов и кураистов.

Пока Заятуляк был занят торжествами и делами страны, Хыухылу в горестном одиночестве ждала возвращения любимого. В тоске по озеру Асылыкуль, в разлуке с Заятуляком она стала блекнуть и увядать.

Тоскуя по Заятуляку, она пела так:

  

  
– Встала я рано поутру и взглянула:
Одинокая вершина виднеется, как птица;
Дни, что мы вместе с Туляком провели,
Пролетели, словно все было во сне.
Серый дунан-тулпар резвится,
Повод натянешь, он рвется вперед.
Даже когда глаза мои смежит сон,
Сердце мое тоскует по тебе.

  

Занятый делами Заятуляк не заметил, как настал назначенный срок.

– Поеду-ка, привезу Хыухылу! Истосковалась, видно, в одиночестве! – подумал он и начал считать: оказалось, прошло сорок дней и была на исходе сороковая ночь.

Заятуляк скачет верхом на самом быстром коне к горе Балкан, старается успеть к сроку. Но не успел Заятуляк. Когда он домчался до горы Балкан, настал сорок первый день, и его любимая Хыухылу уже умерла. Заятуляк очень тяжело переживал ее смерть. На вершине горы Балкан вырыл он копьем могилу для Хыухылу. Заятуляк положил ее в могилу и, пронзив себя булатным копьем, упал бездыханным рядом с любимой.

Люди, выехавшие на поиски Заятуляка, только через несколько дней нашли его в могиле рядом с Хыухылу. Похоронили их с почестями, оградили могилу крупными камнями.

С тех пор гора Балкан, на вершине которой покоятся справедливый батыр и Хыухылу, стала священным местом для придёмских башкир.

  

 


  
Туляк – сокращенная форма имени Заятуляк
Дунан – четырёхгодовалый жеребенок
Тулпар – сказочно-эпический крылатый конь
Карагас – небольшая гора у озера Асылыкуль
Колас – прямая сажень
Курай – башкирский народный музыкальный инструмент
Аксакал – букв. «белобородый». Аксакалом называют уважаемого человека, старшего, а также предводителя рода, племени.
Майдан – 1) площадь, где собирался народ для проведения торжественных празднеств, гуляний, состязаний и т. п.; 2) собрание, торжество.
Сэсэн – народный сказитель,  импровизатор